«Зелёная сделка». Изображение Gerd Altmann с сайта Pixabay

Развивающийся в Европе энергетический кризис вновь заставляет задуматься — а так ли уж была нужна провозглашенная Урсулой фон дер Ляйен «Зелёная сделка» (Green deal)? Волнения миллионов людей за своё будущее подогревают сообщения об активизации критиков теории глобального потепления — новые, «экологические» диссиденты говорят о необходимости предотвращения политизированного подхода к научным и экономическим вопросам, пишет для портала rus.objektiiv.ee известный латвийский журналист и морской геолог Константин РАНКС.

Весной этого года ряд ученых и специалистов со всего мира во главе с норвежским физиком, лауреатом Нобелевской премии профессором Иварам Гиавером, заявили, что «климатической чрезвычайной ситуации не существует». Была опубликована Всемирная климатическая декларация (WCD), в которой говорилось, что «наука о климате должна быть менее политической, а климатическая политика должна быть более научной».

Примечательно, что Декларация не выступает против данных о росте содержания углекислого газа (СО2) в атмосфере. Она призывает базироваться на вполне проверяемых данных, при этом критично относиться к интерпретации этих данных.

Примечательно, что крупные, «солидные» мировые СМИ не удостоили Декларацию своим вниманием, хотя к концу августа её подписало более 1000 специалистов со всего мира. А вот провинциальные масс-медиа уделили ей больше внимания, очевидно по причине более тесных контактов со своей аудиторией.

Интересным показался материал портала Clark county Today из штата Washington, США. Там после изложения сути Декларации стремительно перешли к проблемам самих Штатов, обращая внимание на деятельность Джо Байдена ещё в бытность вице-президентом при Бараке Обаме. Они вспоминают о щедром финансировании «зеленых» энергетических программ и инвестировании денег в проект солнечной электростанции, который лопнул.

Но надо отдать должное — список подписантов Декларации тоже не совсем однозначный. Например, в конце июля больше всего подписей поставили в США и Италии — по 168, в Австралии — 134, в Нидерландах — 116. На родине Греты Тунберг подписали декларацию 38 специалистов.  А вот из таких стран как Бангладеш, Барбадос, Чили, Индия, Индонезия, Парагвай, Филиппины — по одному. Понятное дело, что на островном Барбадосе вообще специалистов мало. Но в почти полуторамиллиардной Индии с её мощнейшей наукой — и всего один голос?

Возникает впечатление, что как раз страны, которые сейчас уже испытывают процессы изменения климата совсем не желают рушить мировой консенсус о рукотворности этого процесса. По той причине, что он предполагает и необходимость помощи страдающим развивающимся странам со стороны развитых государств — в первую очередь, Европейского Союза, США, Японии, Китая.

Глобальное «озеленение» планеты

Эта Декларация обращает внимание на вопрос, о котором также мало известно широкой общественности. А именно, в Декларации говориться о том, что рост объемов углекислого газа (CO2) полезен для природы, озеленяя Землю: дополнительный CO2 в воздухе способствует росту глобальной биомассы растений, в том числе сельскохозяйственных культур во всем мире.

Авторы Декларации упоминают процесс «глобального озеленения» планеты, который уже идёт полным ходом. Несколько лет назад  комплексная команда ученых из США, Китая и Индии опубликовала результаты исследования, которые показывают, что согласно спутниковым наблюдениям на планете наблюдается увеличение листовой площади растительности.

Лидерами являются Китай и Индия. На Китай приходится 25% глобального чистого прироста площади листвы, при этом только 6,6% глобальной площади растительности. Озеленение в Китае происходит за счет лесов (42%) и пахотных земель (32%), а в Индии в основном за счёт пахотных земель (82%) с незначительным вкладом лесов (4,4%). Китай разрабатывает амбициозные программы по сохранению и расширению лесов с целью смягчения последствий деградации земель, загрязнения воздуха и изменения климата. И исследования показывают, что сильнейшим фактором является рост доли СО2 в воздухе, то есть у растений всё больше пищи.

Если обратить внимание на процентное увеличение площади листьев в разных странах, то вырисовывается следующая картина: В Китае рост почти на 18%, В Индии — 11%,   в Евросоюзе на 7,8%, в Канаде на 7.1%, в России на 6.6%. Правда в Бразилии — на 1,5%, в Конго на 1.4%, и в Индонезии — менее чем на 1%.  Возможно потому что там очень много рубят.

Что может сделать Эстония?

Примечательно, что даже если спокойно принять антропологическую причину климатических изменений, остаётся вопрос о реакции на этот процесс.

Задумаемся — население Эстонии в 1000 раз меньше населения Индии. Образно говоря, если на Певческом поле в Таллинне соберутся 75 тысяч индусов, им будет петь с эстрады хор из 75 человек. Если эти 75 человек перестанут есть мясо, не будут сжигать свои горючие сланцы, забудут про свои автомашины на бензине — они никак не помогут тем 75 000 на поле.

Попытка руководства Северных стран и Балтии быть впереди общеевропейского «зелёного» марша на самом деле ничтожна в глобальном масштабе. Но, с другой стороны, та же Эстония могла бы гораздо больше сделать, передавая развивающемуся миру интеллектуальные знания.

Этой осенью население нашей планеты превысит 8 миллиардов человек. Из них в США, Европейском Союзе, Японии, Южной Корее живёт чуть более одного миллиарда. То есть в лучшем случае — 1/7 всего населения планеты. Это население тоже хочет жить хорошо, и в их представлении хорошо — это, в первую очередь, потреблять. Призывы экологов из развитых стран сокращать потребление не воспринимаются на просторах Азии, Африки и Латинской Америки. Им нужна энергия — много энергии, а самая доступная энергия для них — это энергия ископаемого топлива. 

Чтобы сократить этот поток углекислого газа нужны новые технологии. И эти технологии можно было бы разрабатывать в Эстонии. Где есть ресурсы чтобы обеспечить конкурентоспособные цены на электричество, тепло и продукты для тех людей, которые здесь живут и которые могли бы инвестировать в развитие эстонского бизнеса и науки.

Научные диссиденты были всегда. Очень часто они были неправы, но, тем не менее, они заставляли мейнстрим лучше обосновывать свои взгляды. В случае с WCD есть смысл как раз задуматься над ролью политиков в решении серьёзных вопросов и выборе правильной реакции на угрозу.