депутат Рийгикогу, историк Яак Валге. Фото: Иллимар Тоомет.

Если премьер-министр считает термин «фертильный возраст» оскорбительным, то ей нельзя посоветовать ничего иного кроме как избегать любой информации, касающейся демографии, и, естественно, никогда больше не участвовать ни в одной из дискуссий, касающихся демографической политики, сказал депутат Яак Валге (EKRE) во время обсуждения проекта закона о семейных пособиях в Рийгикогу.

Начну с вступления премьер-министра Каи Каллас 16 мая в Рийгикогу. Каллас представила своё понимание данной темы следующим образом:

«Слушая все эти рассуждения о семейных пособиях из уст пожилых мужчин, как в отношении женщин они используют выражение «в фертильном возрасте», как будто они говорят о каких-то, извините, не людях. Знаете, это так оскорбительно, так оскорбительно. Это звучит как будто женщина, по вашему мнению, это какая-то машина для рождения —  вводишь пособие, получаешь  ребёнка, вот и всё.

А это не так. Дети рождаются от любви. И знаете, если вы действительно так сильно хотите повысить рождаемость, то наилучшим способом для этого было бы прекратить любое образование девочек, запереть их в комнатах, чтобы они не могли оттуда выйти. И тогда дети будут рождаться со страшной силой, т. к. эти девочки находятся, как вы говорите, в фертильном возрасте. Не говорите о женщинах как о животных. Женщины — люди и сами принимают решения. Как я уже сказала, ты решаешь завести ребёнка тогда, когда чувствуешь себя в безопасности. Дети рождаются от любви, если в семье имеется такая удерживающая вместе эмоция.

В тех странах, которые придерживаются схожих с нами  ценностей, к сожалению, уровень рождаемости более или менее такой же, как у нас, и причиной этого является то, что у женщин имеются и иные средства самореализации, нежели лишь рождение детей и выполнение ваших мечтаний о быстром приросте населения».

Если премьер-министр считает термин «фертильный возраст» оскорбительным, то ей нельзя посоветовать ничего иного кроме как как избегать любой информации, касающейся демографии, и, естественно, никогда больше не участвовать ни в одной из дискуссий, касающихся демографической политики.

Далее я бы остановился на позициях, которые следуют из упомянутого выступления премьер-министра. Во-первых, кажется, что премьер-министр считает, что при помощи семейных пособий инициируется требование в отношении какого-то действия, т. е. детей начинают «покупать», а женщин превращать в «машины для рождения» — этот термин неоднократно использовали т. н. прогрессивные публицисты.

Давайте попытаемся проследить за этим ходом мысли на основании данных исследований. В Эстонии суммарный коэффициент рождаемости едва превышает 1,5 ребёнка на одну женщину, т. е. значительно ниже уровня воспроизводства населения, причём он падал, начиная с 2018 года. В то же время, по данным Евробарометра, численность желаемых детей среди жителей Эстонии превышает уровень воспроизводства населения, достигая в зависимости от пола и возрастной группы от 2,2 до 2,4[1]. При этом лишь семь процентов женщин считают идеалом не иметь детей или иметь лишь одного ребёнка[2].

Таким образом следует поддержать утверждение премьер-министра о том, что женщины сами принимают решения, однако следует добавить, что они приняли решение о том, что хотят больше детей. Таким образом семейные пособия — это не покупка детей, а улучшение благополучия жителей Эстонии, а также поддержка желаний граждан, что и является обязанностью демократического государства.

Во-вторых, из выступления премьер-министра может сложится ощущение, как будто женщины с более низким уровнем образования хотят иметь значительно больше детей, т. е., по её словам, если прекратить давать образование девочкам, то «дети будут рождаться со страшной силой».

Это не соответствует действительности. В Европе так могло быть сто лет назад, однако по данным уже упомянутого Евробарометра, в Европе уже сейчас есть ряд стран, где положение противоположное. В этих странах женщины, инвестирующие в саморазвитие, желают иметь не меньше детей, чем их менее образованные коллеги[3].

Действительно, в части эстонских женщин можно сказать, что имеющие основное образование женщины хотят иметь немного больше детей, чем имеющие среднее и высшее образование, однако во всех группах это желание превышает уровень воспроизводства[4]. То, что рождение ребёнка является значительным препятствием для учёбы и самосовершенствования, считает согласно Исследованию эстонских семей и рождаемости за 2004/2005 гг (EPSU) лишь три процента тех эстонских женщин, которые больше не собираются заводить детей, а с тем, что рождение ребёнка мешает работе, согласны лишь шесть процентов[5].

Однако следует полностью согласиться с премьер-министром в той части, что дети рождаются от любви и в семьях, держащихся вместе. Но стоило бы добавить, что самая большая вероятность рождения детей по всей Европе именно у пар, состоящих в браке[6].

В то же время является ли роль пособий для роста рождаемости отсутствующей или минимальной, как можно понять из утверждений премьер-министра? Согласно EPSU, главным препятствием для рождения детей является распространённая позиция, что желаемое число детей в семье уже имеется, и на это государственная политика влияет лишь косвенно.

Вместе с тем вторым препятствием является то, что рождение детей невозможно по экономическим причинам, и этого мнения придерживаются 40 процентов эстонских мужчин и женщин[7]. Решить данную проблему как раз и планируется при помощи законопроекта, совместно выдвинутого четырьмя парламентскими партиями. Безусловно это положительно повлияет и на тех  (особенно на материальное благополучие больших семей), у кого уже есть дети.

Стоит добавить, что согласно данным барометра народонаселения фонда Pere Sihtkapital за 2021 год, на вопрос, является ли роль матери самой важной в жизни женщины, абсолютно утвердительно ответили 40 процентов женщин и скорее утвердительно 36 процентов женщин.

Источник: выступление Яака Валге в Рийгикогу.


[1]               Family Sizes in Europe: Evidence from the 2011 Eurobarometer Survey, lk 13.

[2]               Family Sizes in Europe: Evidence from the 2011 Eurobarometer Survey, lk 75.

[3]             https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4477715/, tabel 4.

[4]             Lapsesaamise motiivid ja takistused: Eesti Pere- ja Sündimusuuringu tulemused, lk 65.

[5]             Lapsesaamise motiivid ja takistused: Eesti Pere- ja Sündimusuuringu tulemused, lk 37; 63.

[6]             Lapsesaamise motiivid ja takistused: Eesti Pere- ja Sündimusuuringu tulemused, lk 36.

[7]             Lapsesaamise motiivid ja takistused: Eesti Pere- ja Sündimusuuringu tulemused, lk 37.